«Крылья Советов»

Алексей Морозов «В любом возрасте есть, над чем работать»


Газете «Хоккей Москвы» дал интервью воспитанник московской СДЮШОР «Крылья Советов», нападающий, капитан казанского «Ак Барса» и сборной России Алексей Морозов.

-          Алексей, вспомните, пожалуйста, как начинали заниматься хоккеем.

-          Свои первые шаги я делал в заводской команде МЭЛЗ, где также начинал работать мой отец с командами. Летом играли в футбол, зимой – в хоккей. Нам с братом Валентином тогда было по пять- шесть лет. Когда мне исполнилось семь, мы переехали с семьей на новое местожительство. Отец поменял работу, перешел в хоккейный клуб «Локомотив», тогда такой существовал в Черкизово. И нас с братом забрал с собой. Вот так я и начал заниматься хоккеем.

Жили мы недалеко от катка – район метро Щелковской, и вся дорога занимала минут двадцать на автобусе, так что ездить было вполне удобно. Когда родители были заняты, на тренировку нас возила бабушка. Сейчас вот вспоминаю, как мы ездили в автобусе с баулами. Интересно тогда все это было. Сегодня дети немножко иначе растут. Тогда были другие условия. Помню, у нас с братом был один шлем на двоих – нам его мама купила. И получалось, Валентин потренируется, потом оставляет шлем мне, либо наоборот: я – ему, в зависимости от того, у кого была первая тренировка. Мы его очень берегли, и ругались друг на друга, если появлялась какая-то царапина.

-          А как было с остальной формой?

-          В те времена она выдавалась, обычная советская форма. Да и размеры у нас с братом все-таки разные были, так что форма у нас была у каждого своя.

-          Я так понимаю, первый ваш тренер – это отец?

-          Да, он начинал нас с братом тренировать. И на протяжении всей моей спортивной карьеры он является, можно сказать, моим личным тренером. Ну, когда я перешел в школу «Крылья Советов», там я занимался у Константина Ивановича Смирнова, а у отца была команда 1978 года рождения.

-          Сколько вам было лет, когда вы перешли из «Локомотива» в сетуньскую школу?

-          Тринадцать. Отца пригласили туда работать, и он забрал меня с собой. А брата за год до этого пригласили в ЦСКА. Его не стали дергать, он там так и остался. Валентин – воспитанник школы ЦСКА, а я – «Крыльев Советов».

-          Вы с братом приходили на тренировки к отцу?

-          У Валентина был тяжелый график. В ЦСКА спецшкола была, да и добираться до Сетуни ему далеко было. Он все свое время проводил в ЦСКА. А я катался в «Крыльях» со своим годом – 77-м, и после школы иногда, если было время, тренировался с командой отца. Вот так мы и росли.

-          Часто было такое, что проводили время в ледовом дворце с утра до вечера?

-          Бывало. У меня тренировка была с утра, потом шел в школу, а после возвращался в «Крылья». Сяду у отца в тренерской, поделаю уроки час или два, а потом иду тренируюсь с его командой. И уже потом вместе едем домой. Все-таки от Сетуни мы жили далеко, примерно полтора часа нужно было добираться до Щелковской. Поэтому бывало, что уходил из дома с утра, а возвращался только поздно вечером.

-          Вы учились в обычной школе?

-          Да. Только последние два года в спецшколе «Крыльев Советов». Весь наш год – 77-й – был в одном классе. И это было здорово, весело очень. У нас была дружная команда, мы и до сих пор продолжаем общаться.

-          И встречаться с ними вам удается?

-          Да. Конечно, сейчас все разбрелись кто куда, у всех своя жизнь. Но, тем не менее, каждое лето мы встречаемся и проводим вечер одноклассников – это традиция.

-          Сейчас многие тренеры жалуются, что родители влезают в тренировочный процесс. Что вы думаете по этому поводу?

-          Да, я о таком слышал и сам видел. Некоторые родители считают себе более профессиональными, чем тренер, который работает с их детьми. Это, конечно, неправильно. Я считаю, если уж вы привели ребенка в этот вид спорта, доверили его тренеру, то нужно полностью положиться на человека, который работает с вашим сыном. Не нужно влезать в чужую работу. Даже в семейных разговорах дома не стоит обсуждать и говорить, что тренер делает что-то неправильно. Потому что ребенок потом будет выходить на лед и делать так, как сказали родители, так как они являются большим авторитетом для него, особенно в самом начале хоккейного пути.

Взрослые люди должны быть более грамотными в воспитании своих детей, и лишь помогать тренеру растить хоккеиста, но ни в коем случае не вмешиваться в тренировочный процесс. И, самое главное, не считать, что если ребенок научился кататься, то он уже будущий Буре. Ничего хорошего из этого не получится.

-          А ваш папа часто общался с вашим тренером?

-          Да, у них было постоянное общение. Отец интересовался у Константина Ивановича, как у меня дела, когда не видел моих тренировок. Прибавляю ли я, чего мне не хватает. Но у них было профессиональное общение, все-таки два тренера. Они никогда не спорили по поводу меня. Просто общались. Папа был немного помоложе моего тренера, и поэтому, когда отец только пришел в школу «Крылья Советов», он учился у Константина Ивановича, общаясь с ним, набирался опыта. У них было исключительно рабочее общение.

-          Мне говорили, что ваша бабушка постоянно присутствовала на ваших играх; старалась не пропускать. Это правда?

-          Да, бабушка была болельщица номер один. Она приходила на все наши матчи, с самого начала, как мы с братом начали играть. Например, Валентин с ЦСКА играет против «Динамо», а мы против «Спартака», а это почти разные концы Москвы. Так бабушка могла посмотреть сначала одну игру, а потом поехать на другую. Суббота и воскресенье, когда у нас были туры, у нее обязательно были заняты эти дни. Она до конца своих дней продолжала ходить на хоккей. Даже приезжала ко мне в Америку, когда я там играл. Ей тот хоккей тоже очень нравился. Она была фанатка этого вида спорта.

-          А вы с братом похожи характерами?

-          Нет. Мы разные. Многие взгляды у нас не совпадают.

-          И в детстве так было?

-          Ну, тогда мы были дружнее. Я тянулся за старшим братом. Он ведь первый попал в команду мастеров. И мне было все очень интересно. Я у него постоянно и обо всем расспрашивал. Часто приходил на игры в ЦСКА, тогда команда еще называлась «Русские пингвины». Шоу интересные проводились. Я очень гордился братом, и сам хотел побыстрее попасть в команду мастеров.

-          Вы до сих пор помните, какие чувства испытывали, когда смотрели на мастеров. А сейчас вы сами известный хоккеист и являетесь кумиром для многих детей. Каково быть примером для подражания?

-          Это большая ответственность. Я помню, мы часто в «Крылья» ходили посмотреть на команду мастеров. Тогда там играли Пряхин, Немчинов, Потайчук, Гордиюк, Курашов, можно долго перечислять. Как только появлялась возможность – свободное время, мы сразу же бежали во дворец смотреть на их тренировку. Знаете, это сейчас стали больше автографы брать, фотографироваться, у всех есть фотоаппараты, или на телефоне камера, а раньше такого не было, мы просто смотрели на тренировку мастеров, что они делают, а потом старались это разучить на льду.

Сейчас я вырос и понимаю, что эти ребята, которые сейчас занимаются в спортивных школах, придут нам на смену. Мы раньше были такими же, как они. Поэтому стараешься быть для них хорошим примером, как на льду, так и в жизни. И хотелось бы, чтобы они так же доброжелательно относились и к следующему поколению.

-          На детской тренировке школы «Ак Барса» когда-нибудь были?

-          Специально не приходил. Но когда мимо проходим с ребятами, иногда подходим к бортику, смотрим. У нас вот у Сергея Николаева сын занимается. Еще знаем несколько ребят, которые проживают у нас на базе. Мы общаемся с ними, смотрим иногда, как они работают на тренировках. Им тоже приятно, а нам интересно. У нас ведь в «Ак Барсе» все довольно тесно, мы вместе находимся. Молодежь нас постоянно видит. Там немного иначе, нежели в Москве. Больше, что ли, сконцентрировано на хоккее. Здесь ребят привозят и увозят, а у нас они живут на базе. И зимой мальчишки вечером выходят на улицу, ставят ворота и играют между собой. Мы почти так же росли, во дворах еще дополнительно набирались опыта.

-          Сейчас ваша родная школа «Крылья Советов» переживает трудные времена. Каково ваше мнение о сложившейся ситуации?

-          Я знаю, что сейчас там большие проблемы, и об этом тяжело говорить. В клубе возникла не совсем понятная ситуация, и у каждого своя версия. Нужно с этим разбираться. Я был в школе в этом году. Проводился благотворительный матч. Бывшие хоккеисты «Крыльев Советов» – Пряхин, Савченков, Канарейкин, Гоголев – все мы вышли играть в футбол против любительской команды «Рублево». Мы пообщались, и, конечно, все обеспокоены той ситуацией, которая сейчас сложилась в клубе. Мы ведь все выросли там. Но, к сожалению, пока никто не может точно сказать, что будет дальше. Хотелось бы, чтобы все наладилось. Но пока ситуация складывается не лучшим образом.

-          Алексей, пожелайте, пожалуйста, что-нибудь нашим юным хоккеистам.

-          Слушайтесь тренера. Главное – не задирайте нос, если у вас начало на какой-то стадии что-то получаться, потому что все это чревато последствиями. У многих ребят все получалось в детстве, но в итоге они не стали хорошими мастерами. Поэтому нужно всегда скрупулезно работать, не расслабляться, постоянно трудиться в полную силу, всегда и в любом возрасте есть, над чем поработать.

Источник: Елена МОИСЕЕНКОВА «Хоккей Москвы»


Дата:  11 октября 2010 года

Возврат к списку